11 фев в 16:04 (ON) Rudensk (P) :

Миф о сержанте Павлове. Уходил ли знаменитый герой Сталинграда в монастырь? (большой материал)

История Великой Отечественной войны знает немало героев, чьи имена стали известны на весь мир. Николай Гастелло и Зоя Космодемьянская, Алексей Маресьев, Иван Кожедуб и Александр Покрышкин, Александр Маринеско и Василий Зайцев... В этом ряду стоит и имя сержанта Якова Павлова.

Во время Сталинградской битвы «Дом Павлова» стал неприступной крепостью на пути гитлеровцев к Волге, отражая атаки противника на протяжении 58 дней.

Сержант Яков Павлов не избежал участи других прославленных героев советского периода. В новое время вокруг его имени появилось немало слухов, мифов, сплетен и легенд. Говорят, что Павлов вообще не имел отношения к обороне легендарного дома. Утверждают, что звание Героя Советского Союза он получил незаслуженно. И, наконец, одна из самых распространенных легенд о Павлове гласит, что после войны он стал монахом.

Что же в действительности стоит за всеми этими историями?

Крестьянский сын, боец Красной армии

Яков Федорович Павлов родился 4 (17 по новому стилю) октября 1917 года в деревне Крестовая (ныне Валдайский район Новгородской области). Детство его было таким же, как у любого мальчишки из крестьянской семьи той эпохи. Окончил начальную школу, приобщился к крестьянскому труду, работал в колхозе. В возрасте 20 лет, в 1938 году, был призван на действительную службу в Красную армию. Службе этой было суждено затянуться на долгие восемь лет.

Великую Отечественную войну Павлов встретил уже опытным солдатом. Первые бои с немцами у Павлова произошли в районе Ковеля в составе войск Юго-Западного фронта. До битвы под Сталинградом Павлов успел побывать командиром пулеметного отделения, наводчиком орудия.

Захват Сталинграда позволил бы гитлеровцам перерезать жизненно необходимые для СССР водные и сухопутные коммуникации, надёжно прикрыть левый фланг наступающих на Кавказ немецких войск и создать серьёзные проблемы со снабжением противостоявшим им частям Красной Армии.

В Сталинграде и Красная армия, и вермахт по неизвестной причине изменили методы ведения боевых действий. Красная армия с самого начала войны использовала тактику гибкой обороны с отходами в критических ситуациях. Командование вермахта, в свою очередь, избегала крупных, кровопролитных сражений, предпочитая обходить крупные укрепленные районы. В Сталинградской битве обе стороны забывают о своих принципах и пускаются в кровавую рубку. Начало было положено 23 августа 1942 года, когда немецкая авиация произвела массированную бомбардировку города. Погибло 40 000 человек.

Под самим городом располагалась крупная система подземных коммуникаций. Подземные галереи активно использовали как советские войска, так и немцы. Причем в тоннелях происходили даже бои местного значения. Немецкие войска с начала своего проникновения в город стали строить систему собственных подземных сооружений. Работы продолжались практически до окончания битвы, и только в конце января 1943 года, когда немецкое командование поняло, что сражение проиграно, подземные галереи были взорваны. Так и осталось загадкой, что строили немцы.

Военные действия сопровождалось большим количеством знаков и знамений. Так, в 51-й армии воевал отряд автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Александра Невского. Тогдашние пропагандисты Сталинградского фронта запустили слух, что советский офицер является прямым потомком князя, разбившего немцев на Чудском озере. Александр Невский даже был представлен к ордену Красного Знамени. А на немецкой стороне в сражении принимал правнук Бисмарка, который, как известно, предупреждал, никогда не воевать с Россией. Потомок германского канцлера, кстати, попал в плен.

Во время сражения советская сторона применила революционные нововведения психологического давления на противника. Так, из громкоговорителей, установленных у передовой, неслись любимые шлягеры немецкой музыки, которые прерывались сообщениями о победах Красной армии на участках Сталинградского фронта. Но самых эффективным средством стал монотонный стук метронома, который прерывался через 7 ударов комментарием на немецком языке: «Каждые 7 секунд на фронте погибает один немецкий солдат». По завершению же серии из 10-20 «отчетов таймера» из громкоговорителей неслось танго.

Многие немецкие солдаты и офицеры, имевшие за плечами немало сражений, вспоминали, что в Сталинграде у них временами складывалось впечатление, что они попали в атмосферу абсурда. Так, немецкое командование часто отдавало абсолютно бессмысленные приказы: например, в уличных боях за какой-нибудь второстепенный участок, немецкие генералы могли положить пару тысяч собственных бойцов. Одним же из самых абсурдных моментов стал эпизод, когда немецкие авиаторы-«снабженцы», сбросили с воздуха закрытым в «кровавом котле» бойцам вместо еды и обмундирования женские норковые шубы.

Сталинградская битва по продолжительности и ожесточенности боев, по количеству участвовавших людей и боевой техники превзошла на тот момент все сражения мировой истории. По приблизительным подсчетам, суммарные потери обеих сторон в этом сражении превышают два миллиона человек.

В начале февраля, уже после окончания битвы, в советском правительстве был поднят вопрос о нецелесообразности восстановления города, которое бы обошлось дороже постройки нового города. Однако Сталин настоял на восстановлении Сталинграда в буквальном смысле слова из пепла. Так, на Мамаев курган было сброшено столько снарядов, что после освобождения целых 2 года на нем не росла трава.

Некоторые западные историки, пытаясь умалить значение Сталинградской битвы, ставят её в один ряд с Тунисским сражением (1943), под Эль-Аламейном (1942) и т. д. Но их опроверг сам Гитлер, заявивший 1 февраля 1943 года в своей ставке: «Возможности окончания войны на Востоке путём наступления больше не существует…»

В 1942 году Павлов был направлен в 42-й гвардейский стрелковый полк 13-й гвардейской дивизии генерала Александра Родимцева. В составе полка он участвовал в боях на подступах к Сталинграду. Затем его часть отправили на переформирование в Камышин. В сентябре 1942 года старший сержант Яков Павлов вернулся в Сталинград в качестве командира пулеметного отделения. Но часто Павлова отправляли и в разведку.

Приказ: занять дом

В конце сентября полк, в котором служил Павлов, пытался сдержать натиск немцев, рвущихся к Волге. В качестве опорных пунктов использовали обычные дома, которые в условиях уличных боев превращались в крепости.

Понятно, что полковника Елина меньше всего интересовали прежние удобства. Здание позволяло контролировать значительную территорию, наблюдать и обстреливать немецкие позиции. За домом начиналась прямая дорога к Волге, которую нельзя было уступать противнику.

Командир полка отдал приказ командиру 3-го стрелкового батальона, капитану Алексею Жукову, захватить дом и превратить его в опорный пункт.

Комбат разумно решил, что посылать сразу большую группу нет смысла, и поручил провести разведку Павлову, а также еще трем бойцам: ефрейтору Глущенко, красноармейцам Александрову и Черноголовому.

Есть разные версии относительно того, когда группа Павлова оказалась в здании. Каноническая утверждает, что произошло это в ночь на 27 сентября. По другим сведениям, люди Павлова вошли в здание на неделю раньше, 20 сентября. Также непонятно до конца, выбили ли разведчики оттуда немцев или заняли пустующий дом.

Неприступная «крепость»

Достоверно известно, что Павлов доложил о занятии здания и запросил подкрепление. Запрашиваемые сержантом дополнительные силы подошли на третьи сутки: пулеметный взвод лейтенанта Ивана Афанасьева (семь человек с одним станковым пулеметом), группа бронебойщиков старшего сержанта Андрея Собгайды (шесть человек с тремя противотанковыми ружьями), четверо минометчиков с двумя минометами под командованием лейтенанта Алексея Чернышенко и три автоматчика.

Немцы не сразу поняли, что этот дом превращается в очень большую проблему. А советские солдаты лихорадочно вели работы по его укреплению. Окна закладывали кирпичом и превращали в амбразуры, при помощи саперов оборудовали на подступах минные поля, прокопали траншею, которая вела в тыл. По ней доставлялись провизия и боеприпасы, проходил кабель полевого телефона и осуществлялась эвакуация раненых.

В течение 58 дней дом, который на немецких картах был обозначен как «крепость», отбивал атаки противника. Защитники дома наладили огневое взаимодействие с соседним домом, который обороняли бойцы лейтенанта Заболотного, и со зданием мельницы, где находился командный пункт полка. Эта система обороны действительно стала для немцев непроходимой.

Как уже говорилось, на третий день с группой бойцов в дом прибыл лейтенант Иван Афанасьев, который принял у Павлова командование небольшим гарнизоном дома. Именно Афанасьев командовал обороной на протяжении более чем 50 дней.

Как появилось название «Дом Павлова»

Но почему тогда дом получил название «дома Павлова»? Все дело в том, что в боевой обстановке для удобства его назвали в честь «первооткрывателя», сержанта Павлова. В боевых донесениях так и сообщали: «дом Павлова».

Сражались защитники дома умело. Несмотря на удары вражеской артиллерии, авиации, многочисленные атаки, за все время обороны «Дома Павлова» убитыми его гарнизон потерял трех человек. Командующий 62-й армией Василий Чуйков позже напишет: «Эта небольшая группа, обороняя один дом, уничтожила вражеских солдат больше, чем гитлеровцы потеряли при взятии Парижа». В этом огромная заслуга лейтенанта Ивана Афанасьева.

В начале ноября 1942 года Афанасьев был ранен, и его участие в боях за дом завершилось.

Павлов сражался в доме вплоть до перехода советских войск в контрнаступление, но вслед за этим тоже был ранен.

После госпиталя и Афанасьев, и Павлов вернулись в строй и продолжили войну.

Иван Филиппович Афанасьев дошел до Берлина, был награжден орденом Отечественной войны 2 степени, тремя орденами Красной Звезды, медалью «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», медалью «За взятие Берлина», медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Яков Федотович Павлов был наводчиком орудия и командиром отделения разведки в артиллерийских частях 3-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов, в составе которых дошёл до Штеттина, был награждён двумя орденами Красной Звезды и многими медалями.

Сразу после окончания Сталинградской битвы никакого массового представления участников обороны «Дома Павлова» не было, хотя об этом эпизоде и писала фронтовая пресса. Более того, раненый лейтенант Афанасьев, командир обороны дома, и вовсе выпал из поля зрения военных корреспондентов.

О Павлове вспомнили уже после войны. В июне 1945 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. Ему также вручили погоны лейтенанта.

Чем руководствовались большие начальники? Очевидно, простой формулой: раз «Дом Павлова», то он и является главным героем обороны. Кроме того, с точки зрения пропаганды не офицер, а сержант, выходец из крестьянской семьи, казался практически образцовым героем.

Лейтенанта Афанасьева все, кто знал его, называли человеком редкой скромности. Поэтому ходить по инстанциям и добиваться признания своих заслуг он не стал.

При этом отношения между Афанасьевым и Павловым после войны были непростыми. Вернее, их не было совсем. В то же время Афанасьева тоже нельзя назвать забытым и безвестным. После войны он жил в Сталинграде, писал мемуары, встречался с боевыми товарищами, выступал в прессе. В 1967 году при открытии памятника-ансамбля на Мамаевом кургане он сопровождал факел с вечным огнём от площади Павших борцов до Мамаева кургана. В 1970 году Иван Афанасьев вместе с еще двумя знаменитыми героями войны
Навигация (1/2): далее >
Сообщество: Я ПОМНЮ! Я ГОРЖУСЬ !
Канал: World War II
94 0 16 2

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Повелители стихий
Первая коллекционная карточная игра с уникальной...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play