28 янв в 13:44 (OFF) Limit (G) :

Похищение

Ричард очнулся. Башка трещит. В глаза хоть спички вставляй. Сдержаннее на пирах надо быть… Сдержаннее. Вино, там, водой разбавлять. А не ром элем… Взгляд с трудом сфокусировался на грязных досках низкого потолка.
Юноша поморщился, приподнялся. Твердый пол. Опять под столом, что ли заснул? Прямо над его макушкой какой-то наглый паук сплел паутину, а теперь решил лично спуститься на нос незваному гостю и проверить, нельзя ли его сожрать вместо мухи. Паук был черным, волосатым и достаточно здоровенным, чтобы заставить Ричарда испустить истошный вопль. Нет, ну твердый пол и низкий потолок он еще мог стерпеть, но вот гадкая восьмилапая тварь вывела его тонкую натуру из равновесия.
- Оклемался? – ответил на его крик неприятный голос.
Дверь распахнулась, и непонятная взъерошенная фигура возникла в полоске белого света, залившего темный чулан.
- Уберите! Уберите от меня это чудовище! – капризно потребовал Ричард.
- Эт какое еще? Кто там на тебя претендует кроме меня?
- Паука! – он нервно затряс рукой в некогда белоснежной перчатке.
- А-а-а! – женщина – а кажется это была именно женщина, рассмеялась. - Выходи, болезный, пока чудища тебя не съели, а то еще мне ничего не останется. Сядем с тобой, отобедаем. Только бежать не вздумай. – она наклонилась к самому его лицу сурово добавила: - Хуже будет.
- Я пленник? – Ричард поджал губы, но поднялся и вышел за женщиной из чулана. Перспектива и дальше оставаться в обществе паука его не прельщала.
- Ну типа того.
Глаза не сразу привыкли к свету. Вначале он разглядел бедную обстановку: массивный грубый стол, пару стульев, кушетку, сушеные травы, подвешенные у потолка. А потом и саму хозяйку – худая жилистая женщина неопределенного возраста. Похожа на грязную крестьянку или кого-то в этом роде – нечесаные космы, цветастые юбки, пронзительные черные глаза. Совершенно незнакома с манерами!
- Что тебе от меня нужно, злодейка?!
- Злодейка… - повторила женщина, причмокнула, словно пробуя это слово на вкус, задумчиво посмотрела в потолок. - Неплохо. Мне нравится.
- Отвечай! – Ричард притопнул ногой в дорогой туфле, отчего пыль облаком поднялась с грязной домотканой дорожки.
- Ну как «что нужно», ты ведь принц? Принц. А мне такие нужны. Вон колдун мой знакомый систематически то принцесс, то царевен похищает. Да что колдун, даже дракон – вроде животина, а в принцессах и девах себе не отказывает. Ну а чем я хуже? А?
- А ты… ты кто?.. – Почему-то вдруг сильно захотелось вернуться к пауку.
- Ну как кто? Ведьма я. Злая, ты не сомневайся.
- Ты хочешь получить выкуп?
- Да на что мне твой выкуп, милый? Я ж это все не корысти ради, а для личного, так сказать, употребления.
- Ты хочешь меня… съесть?! – взвизгнул принц и вжался в ближайшую стену.
Ведьма неопределенно хмыкнула, коварно ухмыльнулась.
- Меня будут искать!
- Пускай поищут. Только не найдут. Нету тела, как говорится, нету дела.
Принц судорожно сглотнул, неужели и косточек от него не останется? Он бросил отчаянный взгляд на дверь, подсознательно ища выхода, но там у порога, свернувшись клубочком лежал неправдоподобно огромный черный кот. Зверюга подняла голову и облизнулась, глядя Ричарду в глаза. Взгляд его ясно говорил: «Да. Косточки вряд ли останутся».
Ведьма указала на грубый стул у стола.
- Садись! – приказала она тоном, которому Ричард не мог не подчиниться. Придвинула к принцу тарелку с каким-то сомнительным варевом. – Ешь!
На глаза принца навернулись слезы. Точно хочет съесть – откармливает. Неужели вот так, в ведьмином желудке, он закончит свою молодую жизнь? Прощай юность, красота, здоровье, любовь! Все прощай!
- Вот, что я тебе скажу, принц, такой ты милашка, вот прямо так бы и съела!
Ричард дернулся – уже не намекает – прямым текстом говорит!
- Да только больно худ. Я знаешь ли, мучных мужиков люблю. И чтоб аппетит хороший.
Ложка тряслась в руках принца. Быть сваренным в котле ведьмы? Прожаренным на вертеле? Перемолотом на котлеты и доеденным котом? Но почему?! Чем он заслужил?! Отчаянье заползло в душу вот тем самым здоровенны пауком из чулана, страх надел на шею железный ошейник, как на королевского каторжника. И вдруг неожиданно в непривыкшем принимать какие-либо решения (кроме выбора костюма на бал разве что) принце поднялась настоящая мужская решимость. И даже не просто мужская – королевская! «Я буду бороться! Сражаться за каждый вздох! За каждый кусочек своего аппетитного тела! Она меня не сожрет! А если и сожрет, то подавится…» Из глубин подсознания на поверхность всплыли три кита инстинкта самосохранения, диктующие основные правила выживания: понравиться и обаять, стать полезным, быть нужнее живым, чем мертвым.
- Кушай, кушай, - подбадривала ведьма, - не рябчики, конечно, с марципанами, но есть можно.
Принцу подумалось, что он вряд ли ей понравится, если будет игнорировать ее стряпню. Поэтому зажмурившись, он попытался обмануть рецепторы вкуса, проглатывая пищу не жуя. Чтобы там ни было: скользкие слизняки, жабьи глаза или подсоленная грязь – он не почувствует. Ричард быстро отправил в рот четыре ложки, а на пятой все-таки распробовал – его глаза округлились. Это было… вкусно? Еда существенно отличалась от королевских яств, как свежая румяная деревенская девушка отличается от покрытых белилами и слоем пудры, затянутых в корсеты придворных дам.
Принц прикончил тарелку ведьминого непонятно-чего. Инстинкты подсказывали ему, что следует сказать: «Спасибо, было очень вкусно», но прекрасное королевское воспитание не позволило выдать ничего, кроме надменного:
- Весьма недурственно…
Ведьма хмыкнула. Ричард решил, что пора доставать козыри. Самым главным козырем конечно же был его эффектный внешний вид: золотые кудри, синие глаза, широкие плечи. А следующим по значимости – его умение петь. Когда принц начинал петь своим глубоким басистым голосом, дамы падали в обморок, мужчины почтительно умолкали, музыканты плакали, а придворный шут падал на пол и накрывал голову подушкой. На вопрос, почему он так делает, шут отвечал, что не в силах слышать, когда кто-то поет лучше, чем он.
Принц откинулся на спинку стула, расслабленно вытянул ноги и завел балладу о любви. Ведьма не останется равнодушной, какой бы злобной она не была.
Глаза женщины странно сузились, потом округлились, она подняла правую бровь. Нервно зашипел кот.
- Тебя что, король с самого младенчества в лес на охоту брал? – спросила ведьма.
- Нет, отец хотел взять меня на охоту, когда мне исполнилось шестнадцать, но королева-мать сказала, что это слишком опасно, чтобы рисковать единственным наследником.
- Странно… где ж он тогда успел так основательно потоптаться по твоим ушам.
- Кто? – непонимающе заморгал принц.
- Кто-кто, медведь в пальто, - буркнула ведьма.
В развернувшуюся было от пения душу Ричарда вползли смутные сомнения.
- Тебе что, не нравится, как я пою?
Ведьма пожала плечами:
- Ну… как тебе сказать?.. С одной стороны, с помощью твоего пения, можно бесов изгонять, и другую нечистую силу, - она почему-то обернулась на кота, стоящего с выгнутой спиной и вздыбленной шерстью, - отпугивать. Но с другой, у нас же тут тоже не церковный приход.
«О! Ужас! У этой ведьмы совершенно нет вкуса! – с досадой подумал принц. – Или… придворные врали мне насчет моего таланта к пению?.. Да ну нет, не может быть!» В любом случае, следовало срочно придумать что-нибудь другое, что отвлекло бы колдунью от мыслей о насыщении человечиной.
Ну что ж, раз обаять с первого раза не получалось, нужно попытаться стать полезным. Принц критичным взглядом окинул жилище ведьмы.
- Вижу, тут мужской руки тебе не хватает, - как можно солиднее высказался он.
Ведьма оживилась.
- Никак заметил! Не хватает, милый, ой не хватает!
- Стол, - Ричард, схватившись за столешницу, подвигал ее вправо-влево, - шатается. Потолок не по уровню. Дверь криво поставлена.
- Все так! – глаза колдуньи засияли.
- Устранить бы.
- Ну и?.. – она явно ожидала от него чего-то еще. А чего тут можно ожидать, когда он и так сделал все возможное – четко указал на недостатки.
- Теперь дело за малым, - как можно терпеливее разъяснил он. – Вызвать бригаду работников, чтобы устранили неполадки. – Принц победно улыбался – он был собой доволен.
- А сам? – спросила почему-то ведьма.
- Что сам?
- Не устранишь?
- Я?
Женщина закивала.
- У меня другая квалификация! – возмутился Ричард. – Я обучен управлять, а не заниматься мелкими ремонтами.
- А-а-а. Понятно. А то я грешным делом понадеялась… Ты кушай-кушай. Добавочки, вот, подсыплю.
Вновь наполненная миска напомнила принцу о перспективе стать жертвой каннибализма. Он испуганно икнул, судорожно пытаясь придумать новый план. Выход был только один... Но его молодая прекрасная жизнь того стоила!
- Можно, я вас поцелую? – сказал он, страстно тряхнув головой.
- Чегооо??? – ведьма вытаращила глаза. Кот громко фыркнул и отвернулся.
- Вы так прекрасны, мадам! Вы просто неотразимы! Как только я увидел, сразу понял, что люблю вас!
- Нас? Это кого? Нас с котом что ли? – ведьма оглянулась на свое чудовище, кот совершенно по-человечески поморщился и затряс головой, мол: «Да не, я тут не при чем».
- Вы одна нужна мне! – принц пошел в атаку. Он плюхнулся перед ведьмой на колени и принялся страстно целовать ее узловатые пальцы. – Без вас я умру!
- Что это с тобой? – колдунья схватила со стола миску и принюхалась. – Да вроде ж никакого зелья не попало. Какой леший тебя укусил?
- Мадам! Просто во мне воспылала любовь! – Ричард представил, как целует ведьму и внутренне содрогнулся. А потом представил, как ведьмин кот догрызает его берцовую кость и еще больше содрогнулся – уж не только внутренне.
- Чего это трясет тебя, болезный?
- От любви! – и юноша со всей страстью романтичной королевской натуры прильнул губами к губам колдуньи.
***
- Эй! Выходи, злобное чудовище! Ты будешь побеждена! Я пришла освободить прекрасного принца!
Ричард поднял голову. Надежда наполнила его душу. Он взглянул на лежащую рядом ведьму. Та тоже открыла глаза и приподнялась на локте.
- Чееерррт… - прорычала колдунья. – Совсем забыла!
- Что забыла? – встрепенулся принц.
И в этот момент дверь распахнулась и на пороге появилась ОНА… Развивающиеся золотые волосы. Огромные глаза небесного цвета. Тонкая талия и вожделенная грудь третьего размера, закованная в сверкающие доспехи. Элли. Дочь герцога Брана. Первая любовь Ричарда. Она та единственная – кто с самого детства смущал принца, до сих пор вгоняя в краску знаменитого ловеласа. К ней единственной Ричард не знал, как подступиться. А с тех пор, как Элли подалась в воительницы, овладела мечом и поставила командирский голос, он и вовсе оставил надежду на взаимность.
- Что здесь происходит?! – закричала Элли.
- Неловко-то как вышло… - бормотала ведьма, поспешно одеваясь.
Рыцари за спиной Элли пошло хихикали.
- Как ты мог?!
Принц удивленно заморгал. Почему она так бурно реагирует?
- Меня заставили! – на всякий случай сказал он.
- Как ты могла! – Элли тут же набросилась на ведьму. – Мы же договорились! Ты же должна была только напугать!
- Договорились? – растеряно переспросил Ричард.
Элли испуганно зажала себе рот ладонью.
- Ну он слишком… того… напугался… - ворчала колдунья.
- Она хотела меня съесть! Я спасал свою жизнь!
- Ах, Ричард! – Элли. Грозная воительница. Непреступная скала. Его досягаемая мечта… вдруг упала на колени и расплакалась. – Что же ты наделал? Это я должна была тебя спасти! Я так хотела совершить подвиг ради тебя и стать твоей женой!
- Что?.. Так ты любишь меня, Элли?! – принц так обрадовался, что выскочил из постели совершенно голый.
- Ой… - девушка густо покраснела и ответила только когда он прикрылся. – Люблю… Но теперь все кончено.
- Почему? – искренне удивился принц.
- Как почему? – Элли подняла на него свои ясные голубые глаза. – Ты же должен теперь, как благородный мужчина, жениться на ведьме!
- Ну уж нет!
- Да, Ричард! Да! – строго настаивала воительница. – Иначе, кто же станет тебя уважать? Ты обесчестил добрую женщину
Навигация (1/2): далее >
Канал: Фэнтези
92 1 7 1

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Война: Ангелы vs Демоны
Началась война ангелов и демонов прямо на улицах...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play