11 фев в 08:22 (OFF) uylia_MUSLIMKA (S)
Было ли среди сподвижников и саляфов единогласное мнение в вопросе оставления намаза?

‘Абдуллах ибн Шакык сказал: “Сподвижники не считали оставление чего-либо из деяний куфром, кроме намаза”. ат-Тирмизи 2622, аль-Хаким 1/48.
Эти слова этого имама некоторые современники весьма упорно пытаются выдать за единогласное мнение касательно большого неверия оставившего молитву по лени и халатности.

Во-первых:
Соглашаемся с тем, что этот асар однозначно достоверный. Хотя в этом есть сомнение, потому что этот же асар от Джарири передающего его от Ибн Шакыка такие слова передают так же два надёжных передатчика: Исма’иль ибн ‘Уляйя и ‘Абдуль-А’ля, и в обоих асарах и слова не говорится о «сподвижниках»!
Вот эти версии:
1) ‘Абдуллах ибн Шакык сказал: “Не говорили на какое-то дело, которое оставил человек «куфр» помимо намаза”. Ибн Аби Шейба в “аль-Иман” 137 и “аль-Мусаннаф” 30446.
2) ‘Абдуллах ибн Шакык сказал: “Мы не знали какого-либо дела, относительно которого было сказано, что его оставление – это куфр, кроме намаза”. аль-Халляль в “ас-Сунна” 1378.
Как читатель мог ясно заметить, в обоих этих асарах не упоминается ничего о сподвижниках.

Во-вторых:
Но не это суть претензии, как было сказано, даже если признать достоверность первого асара, возникает вопрос:
Почему из этого асара вывод о единогласном мнении сподвижников по данному вопросу стали извлекать лишь позднее поколение учёных? Почему никто из более ранних имамов, которые так же цитировали этот асар, разбирая вопрос оставления намаза, не говорили, что этот асар указывает на то, что у сподвижников был иджма’ в том, что оставление намаза является большим куфром? Ни тот же Ибн Къудама, ни Ибн ‘Абдуль-Барр, ни ан-Науауи, ни др.? Неужто кто-то может посчитать, что большинство имамов ахлю-с-Сунна, выбравшие мнение о том, что оставление намаза малый куфр пошли в противоречие иджма’у сподвижников специально? Но может они просто понимали иначе этот асар, как и хадисы, как и слова сахабов про оставление намаза?
Давайте посмотрим на то, что говорит имам ан-Науауи, на кого, кстати, опирался этот брат в понимании хадиса про правителей, которые выпускали время намаза. Говорит ан-Науауи: “Мусульмане не переставали наследовать оставлявшему намаз и наследовать от него, а если бы он был кафиром, то не было бы ему прощения и не наследовали от него. А что касается ответа на то, что использовали в довод те, кто делал такому такфир, как хадис Джабира и Бурайды, а также сообщение Шакыка, то всё это относится к тому, что оставивший намаз подобен неверному касательно некоторых ахкамов, как необходимость его казнить. И такое понимание является необходимым, чтобы объединить между собой шариатские тексты и правила, которые мы упоминали”. См. «аль-Маджму’» 3/17.

В-третьих:
И в таком случае, возникает ещё один вопрос: Почему учёные разошлись в вопросе продажи Мусхафа, если у нас имеется достоверный асар от того же Ибн Шакыка с точно такой же передачей от сподвижников:
‘Абдуллах ибн Шакык сказал: «Сподвижники пророка (мир ему и благословение Аллаха) порицали продажу свитков Корана и назначение платы за обучение детей, и очень строго относились к этому!» Са’ид ибн Мансур 2/350, аль-Байхакъи 1/16. Имам ан-Науауи подтвердил достоверность См. «аль-Маджму’» 9/303.
Почему тогда не выдавать упорно этот асар также за иджма’ сахабов и в этом вопросе?!
К сведению читателя, несмотря на наличие такого асара многие учёные, включая шейха ‘Усаймина, посчитали мнение о запретности или порицаемости продажи Мусхафа слабым.

В-четвёртых:
Как можно по такому важному вопросу представить себе иджма’ сподвижников, большинство из которые проживали в Медине, но о котором не знал тот же Ибн Шихаб аз-Зухри, который был их учеником?!
Когда Ибрахим ибн Са’ид спросил Ибн Шихаба о человеке, оставившем намаз, он ответил: «Если он оставляет намаз, желая другой религии помимо Ислама, то его следует казнить! Если же нет (не по причине вероотступничества), тогда он нечестивец из нечестивцев, которого следует сильно побить или посадить в тюрьму!» аль-Халляль в «аль-Джами’» 2/546. Иснад сахих.
Имам Ибн Шихаб аз-Зухри – это один из самых знающих таби’инов своего времени, родившийся во время правления Му'ауии, о котором Суфьян ас-Саури говорил: "Он был самым знающим человеком в Медине!" А ‘Умар ибн Абдуль-Азиз сказал: "Придерживайтесь этого Ибн Шихаба, поистине, вы не встретите никого, кто знал бы Сунну так, как он!" Он был одним из первых, кто стал собирать хадисы и записывать их. Он видел десять сподвижников, и передавал хадисы от Ибн ‘Умара, от Сахля ибн Са’да, Анаса, Махмуда ибн ар-Раби’а и др. Был учеником восемь лет имама таби’инов – Са’ида ибн аль-Мусайиба. См. “ас-Сияр” 5/326-332, “ат-Тарих аль-кабир” 1/220, “Тахзиб аль-асма” 1/90.
Неужто этот ученик сахабов и больших таби’инов придумал от себя то мнение, что оставление намаза из-за халатности не делает человека кафиром? Или он не знал про так называемый иджма’ сахабов по этому вопросу, но этот иджма’ знали те, кто был после него?
Кстати, имам-муфассир Ибн Джарир ат-Табари, приведя упомянутые слова имама аз-Зухри, сказал: “И это является нашим мнением, и ему последовал джама’ат из числа учёных уммы из Хиджаза и Ирака”. См. “аль-Истизкар” 1/237.

В-пятых:
Ибн ‘Умар рассказывал: “Собрались после смерти Пророка (мир ему и благословение Аллаха) Абу Бакр ас-Сыддыкъ, ‘Умар ибн аль-Хаттаб и другие люди из числа сподвижников, и стали обсуждать какой грех является самым большим. Но у них не было знания об этом, и они послали меня к ‘Абдуллаху ибн ‘Амру ибн аль-‘Асу, чтобы я спросил его об этом. Он сообщил мне, что самый великий грех – это употребление вина. После этого я вернулся к ним и сообщил им об этом. Но они возразили этому и направились к нему все вместе. Тогда ‘Абдуллах сообщил им, что Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Поистине, один правитель из числа сынов Исраиля принудил одного человека сделать выбор между питьем вина, убийством ребенка, прелюбодеянием или поеданием свинины, а в случае отказа убьет его. И тот человек выбрал питье вина, после чего не удержался ни от чего, что требовали совершить от него». И посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) тогда сказал нам: «Кто бы не выпил вино, не будет принята от него молитва в течении сорока ночей. И если он умрет в то время, когда в его мочевом пузыре осталось что-то из вина, то Рай обязательно станет для него запретным! И если он умрет в эти сорок ночей, то умрет смертью джахилии!»” аль-Хаким 4/147, ат-Табарани в «аль-Аусат» 357, Ибн Аби ‘Асым в «аль-Ахад» 810. Хафиз аль-Мунзири и шейх аль-Альбани подтвердили достоверность хадиса. См. “ас-Сильсиля ас-сахиха” № 2695.
Ну’ман ибн Аби ‘Ийяш рассказывал: “Однажды я послал к ‘Абдуллаху ибн ‘Умару с тем, чтобы узнать о самом великом грехе, и он сказал: «Вино! Поистине, тот, кто выпьет вино, не будет принята от него молитва семь раз, а если он опьянеет, то не будет принята молитва от него в течение сорока дней. Если же он умрет в это время, то умрет смертью джахилии!»” Ибн Аби Шайба 5/99. Хафиз Ибн ‘Абдуль-Барр подтвердил достоверность. См. “аль-Истизкар” 24/309.
Можем ли мы сказать, что у сахабов был иджма’ в том, что самый великий грех в Исламе – это употребление одурманивающего? При том, что в первом хадисе Ибн ‘Умар говорит, что сподвижники во главе с Абу Бакром и ‘Умаром обсуждали самый великий грех, после чего ‘Абдуллах ибн ‘Амр привёл им далиль на это. И вероятно поэтому Ибн ‘Умар впоследствии отвечая на вопрос о самом великом грехе называл вино.
Так можем ли мы говорить, что это всё указывает нам, что самый великий грех в Исламе – это не многобожие, не оставление намаза, не убийство, а именно употребление вина?!
Или же мы понимаем это как устрашение, и что, несмотря на тяжесть употребления вина в Исламе, грех этот не величественней, чем убийство или прелюбодеяние или колдовство, не говоря уже про куфр, ширк и оставление молитвы!

В-шестых:
Если понимать так же буквально слова Ибн Шакыка: “Сподвижники не считали оставление чего-либо из деяний куфром, кроме намаза”. ат-Тирмизи 2622, аль-Хаким 1/48.
Разве они не указывают так же на то, что вообще оставление какого-либо деяния не может быть куфром помимо намаза? Значит и оставления суда по Шариату Аллаха не куфр, и оставление прочих столпов Ислама не куфр. Так получается? Причём в этом оказывается иджма’ сподвижников. Но тогда почему некоторые саляфы не ограничились такфиром только за намаз и делали такфир вообще за оставление любого из пяти столпов Ислама, включая и пост и хадж? Не были в курсе что ли относительно этого иджма’а сподвижников? И почему тогда разногласие касательно такфира за любой из пяти столпов является приемлемым со времён саляфов, если есть иджма’ только за такфир молитвы и ничего больше из деяний?! А может, я ошибаюсь и смысл этого асара в указании на величие положения намаза?

В-седьмых:
Даже если согласиться с тем, что среди сподвижников есть единогласное мнение по поводу того, что оставивший намаз кафир, то возникает естественный вопрос: В каком именно случае и при каком именно оставлении намаза их мнение единогласно?! Ведь нам хорошо известно, что у имамов, считающих оставление намаза большим куфром, было разное мнение даже в этом.
- Ранние имамы говорили, что человек становится кафиром, даже если пропустил всё время одного намаза без уважительной причины, и это мнение выбрал шейх Ибн Баз.
- Более поздние говорили, что человек становится кафиром, если не совершает молитву вообще никогда, оставив её полностью, и это мнение выбрал шейх Ибн ‘Усаймин.
- Третьи говорили, что кафиром человек становится именно тогда, когда судья призывает его к молитве, ему угрожают казнью в случае отказа, а он всё равно не желает совершать её, и это мнение выбрал шейх аль-Альбани.
Так в каком именно из трёх случаев оставивший намаз стал кафиром согласно передаваемому иджма’у от сахабов? Давай рассмотрим, какое именно оставление передают от них:
Имам Ибн Хазм сказал: “Пришло от ‘Умара, ‘Абду-р-Рахмана ибн ‘Ауфа, Му’аза ибн Джабаля, Абу Хурайры и других сподвижников, да будет доволен ими Аллах, что кто оставил один обязательный намаз сознательно, пока не вышло его время, тот кафир-муртад!” См. “аль-Мухалля” 2/242.
Эти же слова процитировал хафиз аль-Мунзири в своей книге «ат-Таргъиб уа-ттархиб» (1/362) в главе, которую назвал: «Устрашение относительно сознательного оставления молитвы, пока не вышло её время», добавив: “И мы не знаем, кто пошёл в противоречие из сподвижников упомянутым. Группа из числа сподвижников и тех, кто был после них, последовала мнению о такфире того, кто оставил намаз, оставляя его сознательно, пока не вышло полностью его время. И из их числа: ‘Умар ибн аль-Хаттаб, ‘Абдуллах ибн Мас’уд, ‘Абдуллах ибн ‘Аббас, Му’аз ибн Джабаль, Джабир ибн ‘Абдуллах и Абу ад-Дарда, да будет доволен ими Аллах”.
Делая примечания к его словам, шейх аль-Альбани сказал: “В упоминании автором (аль-Мунзири) имён некоторых сподвижников и других имамов, которые считали неверным оставившего намаз есть сомнение, и тут нет возможности всё это пояснить и разъяснить. Однако, упомяну из их числа в качестве примера ‘Умара и Ибн ‘Аббаса, ибо это (такфир оставившего намаз) не достоверно от них. Смотри примечание к этим двум асарам на (стр. 258-259), а также «ас-Сильсия ад-да’ифа» 5650”. См. “Сахих ат-таргъиб” (1/376).
Также сообщения от ‘Али ибн Аби Талиба и Джабира, которые говорили: «Кто не делает намаз, тот – кафир», не являются достоверными. В иснаде асара ‘Али присутствует маджхуль, а асар от Джабира приводил Ибн ‘Абдуль-Барр вообще без иснада. См. “Да’иф ат-таргъиб” № 309, 311.
В данном случае хочется сделать акцент не на то, от кого из перечисленных сподвижников это достоверно, а от кого нет, однако хочется обратить внимание на тот факт, что передающие их позицию имамы утверждают, что кафир становится ТОТ
Навигация (1/3): далее >
Канал: Ислам
Метки: Намаз
15 0 1 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Танки. Стальной легион
Десятки видов техники, тяжелые бои и секретные...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play